Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

1

Шнитке: "Шлягер - это символ зла"

"Сегодня шлягерность и есть нaиболее прямое в искусстве проявление зла. Причем зла в обобщенном смысле. Потому что зло имеет локальную окраску. Общим для любой локальности является стереотипизация мыслей, ощущений. Шлягерность - символ этой стереотипизации. Это -как консервы или таблетка с безошибочным действием: шлягер. И это и есть самое большое зло: паралич индивидуальности, уподобление всех всем. Причем шлягер является и продуктом, и причиной всего этого. Существует обратная связь между происхождением шлягера и влиянием его нa порождение новых шлягеров, на дaльнeйшyю стереотипизaцию. Конечно, какая-то механическая положительность в шлягерах есть: под аэробику крутят шлягеры, и это, наверное, хорошо (крутить Баха было бы плохо). Но в принципе шлягер в развитии искусства - это символ зла.

Теперь о другом. Естественно, что зло должно привлекать. Оно должно быть приятным, соблазнительным, принимать облик чего-то легко вползающего в душу, комфортабельного, приятного, во всяком случае - увлекающего. Шлягер - хорошая маска всякой чертовщины, способ влезть в душу. Поэтому я не вижу другого способа выражения зла в музыке, чем шлягерность."


А.Ивашкин "Беседы с Альфредом Шнитке" (via)



Навеяло не утихающими в сети уже неделю страстями по поводу высказывания Юрия Лозы, что де Led Zeppelin и Rolling Stones группы посредственные, "потому что это сыграно и спето плохо". Оговорюсь, вот уж кто, а Лоза никогда не был моим кумиром, и этот демарш личных симпатий к товарищу не добавил. Зато вот включил ассоциации, желание поискать, подумать... Словом, в каком-то смысле я даже благодарен Юрию. За "волшебный пинок".
1

"...еще три дня, Париж, я не хочу домой..."

Песню "Париж", слова из которой вынесены в заголовок, Юра Шевчук написал в самом начале 90-х. Песня симпатичная, и, как часто это часто бывает у ДДТ, "берет за душу". Я хорошо понимаю (мне так кажется) состояние, в котором Юра писал ее. В то время как-то стремительно упал "железный занавес", мир оказался не ограничен "одной шестой суши", и выглядывать за обломки занавеса было безумно интересно. Очень хорошо помню свое собственное состояние, когда впервые попал заграницу. Как у меня билось сердце, когда в первый раз летел в Германию, тогда еще ФРГ, и самолет заходил на посадку. Все эти домики, умытые улицы, машинки, подстриженные живые изгороди... И люди на улицах, про которых раньше советский телевизор говорил только что-то такое негативное, с непременной безработицей, бездуховностью и обязательным ростом преступности. А они вот же, вполне симпатичные, встретишься взглядом - и он тебе обязательно улыбнется в ответ. Как же это всё было интересно! И необычно для нас, тогдашних. Хотелось этот мир узнавать, впитывать, дышать этим воздухом...

Но вот именно Париж почему-то меня долгое время не привлекал...



Сюда не хотелось ехать специально, и я не мог сначала понять почему. Потом мелькнула личная догадка. Париж был фетишем, личной придумкой, сугубо индивидуальной мечтой. Еще в школе увлекся Хемингуэем, и его "Праздник, который всегда с тобой" нарисовал в моем воображении мой Париж. Собственный. С запахом жаренных каштанов, двойным дайкири по вечерам в барах, туманными рассветами и обязательным ароматом кофе, и воркованием голубей под мансардным окном. При чем мальчишкой я же понимал - шансов побывать в настоящем Париже у меня крайне мало, пока "партия и народ едины, и тем крепче держался за "мой" Париж. Поэтому, даже когда заграница перестала быть экзотикой, я искренне боялся возможного несоответствия той личной иллюзии и реальности. В городе приходилось бывать как-то накоротке и "вынуждено", по делу, и эти короткие визиты только убеждали, что, правда: мой личный юношеский Париж и Париж настоящий - это два разных города.

Только... настоящий Париж ничуть не хуже того, придуманного. Как оказалось. Просто здесь нужно было побыть чуть больше времени. И теперь я подписываюсь - "Париж стоит мессы"...

1

Музыка к выходным. Хобот мамонта

Эту песню мы пели под гитару в альп-лагерях, или у костра, или просто на посиделках с девчонками сентябрьскими вечерами во дворах, когда темнеет уже рано, и домой идти спать еще рано... У песни были разные куплеты, в чужих компаниях "всплывали" какие-то для меня новые, разные исполнители пели по-разному в силу собственного представления о музыкальной гармонии или тональности. Но песня запомнилась... Веселенькая потому что.



В этом клипе Борис Львович говорит в том смысле, что к известной музыке "народ придумал собственные куплеты". То есть, как говорили - слова народные. Я тоже до недавнего времени не знал, кто же это сочинил. А вот недавно узнал...Collapse )
1

Интересности. Кому на Руси жить хорошо...

В СССР любили американского джазмена Пола Робсона (помню, его почему-то телеведущие тогда упорно называли на французский манер Поль, с мягким окончанием). Ходили слухи, что он тайный член компартии США, наверно, поэтому его в Союзе привечали. Робсону здесь тоже нравилось, и он довольно часто приезжал с гастролями.

В начале 50-х певец очередной раз приехал в Москву получать сталинскую премию "за укрепление дружбы между народов". А заодно привез новую музыкальную программу, в которую входили английские, негритянские и еврейские песни. Представленный под видом сотрудника Министерства культуры чекист, посмотрев программку, настойчиво намекнул, что де всё тут хорошо, вот только еврейских песен... ну... не нужно бы. Напомню, это было время самого разгара "борьбы с космополитизмом", тогда гнобили интеллигенцию, среди которой евреи были не редкость.

Пол удивился:
- Но почему?
- Ну,... у нас в стране не так много евреев, что бы это заинтересовало публику...
- Странно, - ответил певец, - А негров что, больше?
1

Музыка к выходным. Ромовый бегун

Rum runner (дословно "ромовый бегун") - устойчивая английская идиома, так назвали контрабандистов спиртного. А так же корабль с контрабандным спиртным. Считается, что устойчивость оборот получил в эпоху сухого закона в США, бултегеры везли нелегальное спиртное преимущественно по морю, однако в американской литературе понятие встречается уже в XIX веке.



Сегодня рамраннером называют отели, марки машин (у доджа), коктейли. И конечно же есть тема и в музыке. Это песня в исполнении ребят из Gaelic Storm. Я и вчера их помянул, и года два назад выкладывал совершенно завораживающую их песню "Сердце океана". А здесь вот весело у них получилось... )))

1

Песня позвала в дорогу. Помечталось давеча...

В 30-е годы шотландский композитор Сэр Хью Робертон написал одну песенку. Сэр Робертон еще в начале века создал известный в Британии хор, собирал старые шотландские песни, некоторые переделывал, что-то писал свое, как говорят, "по мотивам". И вот эта песенка была именно такой, по мотивам. Называется она Mingulay boat song. Песня до сих пор популярна, её перепели огромное количество исполнителей и, уверен, еще будут исполнять долго. Её считают сегодня классической морской песней, то есть шанти, и мне кажется, в ней сложилось очень много "правильных" составляющих: и путь, и далекий берег, и тоска по дому... Словом, чего-то такое весьма душевное.

Мингалей - это почти самый южный остров из архипелага Внешние Гебриды. Место суровое и по-настоящему морское. Вот именно по-настоящему. Конечно, говорю так от ощущения, ведь архипелаг в каком-то смысле край земли, дальше на запад океан до Америки. Вчера вечером начал собирать информацию по Гебридам, и... влюбился! И в Мингалей в тоже. Теперь вот хочу туда...



Сейчас Мингалей необитаем. На западный берег большую часть времени в году накатывает широкий океанский прибой. С востока есть удобная и хорошо прикрывающая от западного ветра бухта. Вот туда теперь и хочу попасть. Пока только хочу, это скорее пока мечта, но ведь для того мы и мечтаем, что бы к мечте идти, а? Collapse )

А песня, с которой начал - вот она. Поют её по-разному, мне нравится версия ребят из Gaelic Storm (это те, кто саундтрек к "Титанику" делали).

1

Интересности. "largissimo..."

Будем считать, что это в рубрику "Музыка к выходным".

largissimo - музыкальный термин, означающий высшую степень медленного исполнения произведения. То есть медленно, как только возможно. Американский композитор Джон Кэйдж в аннотации к своей композиции Organ2/ASLSP, написанной в 1987 году так и указал: "should be played as slow as possible", но насколько именно "слоу" не уточнил. Первоначально композиция была написана для органа, но потом была адаптирована для фортепиано. На последнем некоторым исполнителям удавалось "растянуть" выступление до 70 минут (менее талантливые не выходили из 20 минут).

Группа музыкантов из Германии решила выдвинуть свою версию "медленности". Прежде всего немцы вернулись к первоначальному инструменту - органу. Для их вариации был изготовлен специальный орган, который установили в церкви Св. Бухарда в городке Хальберштадт (Саксония-Анхальт) в 2001 году. Инструмент потом еще долго достраивался, последние доделки закончили в 2009-м. Исполнение началось 5 сентября 2001 года, завершить композицию предполагается... через 639 лет, то есть 5 сентября 2640. Любопытно, что исполнение началось с 17-ти месячной паузы, ровно как в партитуре, но в соответствующей временной пропорции, и первый звук появился 5 февраля 2003 г. Первый аккорд (A4-C5-F#5) звучал два года, с тех пор аккорды менялась 12 раз. Следующий аккорд возьмут 5 сентября 2020 года.

Торопитесь, а то пропустите! )))



Как же классно, когда у людей есть потребность сделать что-то нематериальное, но рассчитанное на пол-тысячелетия! Фантастика...

via, via
1

Музыка к выходным. "Танцуй, Равель, свой исполинский танец!"

Есть музыка, которая не оставляет равнодушным никого, вне зависимости от возраста, вкусов, привычек, национальностей... Её одинаково завороженно слушают и рокеры, и любители джаза, и поклонники классики. Один из хрестоматийных примеров - "Болеро" Мориса Равеля.



Любопытный факт: в каком-то смысле у произведения есть русские корни. К 1928 году, когда Равель написал "Болеро", 53-летний композитор был весьма известен и произведения его популярны. С русскими артистами и музыкантами он был знаком ещё со времён легендарных Дягилевских "Русских сезонов" в Париже. И вот однажды знаменитая русская танцовщица Ида Рубинштейн (её портрет работы Серова сегодня висит в Русском музее в Петербурге) задумала исполнить на сцене Гранд-Опера в Париже хореографическую композицию на музыку уже тогда написанного "Вальса" Равеля. Но одной этой оркестровой пьесы для того, чтобы представить ее в театральном спектакле, было недостаточно. И тогда она обратилась к Равелю с просьбой, чтобы он написал еще что-то для этой постановки. Решено было, что это будет "Болеро".



Гипнотическая вещь, согласитесь! И в дополнение - стихотворение Николая Заболоцкого. Как мог отреагировать поэт на такую музыку? Конечно же поэзией! Collapse )
1

А знаете ли вы, что... Современный цирк и гладиаторы.

Столь популярный сегодня в цирках всего мира марш, который чаще всего исполняется во время парада-алле, то есть выхода всех участников циркового представления на арену, написан был чешским композитором Юлиусом Фучиком в самом конце XIX века. Точнее, в цирках используется первая, самая яркая часть произведения Фучека. Первоначально, оно называлось "Большой хроматический марш", но потом композитор под влиянием романа Сенкевича "Камо Грядеши" изменил название на "Выход гладиаторов". Первая часть марша описывала выход гладиаторов на арену, вторая — их схватку, а третья — шествие и уход победителей.



Скажите, вы можете представить себе гладиаторов перед схваткой под такую музыку? )))

via